Categories: bottom
      Date:  18, 2017
     Title: Судьба летчика штурмовика Ил-2
Судьба летчика штурмовика Ил-2


По найденным останкам самолета удалось восстановить события 76-летней давности
Третьего августа разведывательной экспедицией поискового объединения «Рубеж» в километре от бывшего военного аэродрома у деревни Кувшиново (5 км на северо-восток от Юхнова) найдены остатки самолета с бортовым номером 3625. По возвращении были начаты работы по поиску информации. Удалось установить имя пилота, тип самолета, детали боя.
Имя летчика – Лахурин Михаил Сафронович. Он уроженец Смоленской области. Воевал на штурмовике ИЛ-2 с первых дней войны в составе 243-го ШАП (штурмовой авиационный полк). На момент последнего боя ему было 23 года. В армии с 16 апреля 1940 года, младший лейтенант.
В боях под Москвой был сбит дважды. Первый раз смог дотянуть до аэродрома и посадить самолет. А второй раз не удалось. Это случилось 14 октября 1941 года, в день рождения Михаила. Долгое время летчик числился погибшим, а на самом деле попал в плен. Прошел через три немецких концлагеря. Затем побег. Американская зона оккупации. Интернирование на Родину, где сполна хватил за пребывание в плену. Но в 1985 году справедливость восторжествовала. Был награжден орденом Отечественной войны. Умер 28 февраля 2007 г. Похоронен в Смоленске.
Из воспоминаний М.С. Лахурина:
«В тот коварный для меня день был последний вылет на такой сильной, защищенной машине. На Ил-2 я был на Ленинградском направлении, где в один из вылетов нашу двойку атаковали «Мессеры-110», но и не могли уничтожить – такой броней была защищена кабина пилота и мотор.
А 14 октября 1941 года был сильный снегопад и низкая облачность. Я летел на чужой машине, мою сильно повредило зенитным снарядом, ее поставили на ремонт. Погода была нелетная, но война есть война, и нас, еще имеющих мало опыта, посылали на такие ответственные задания. При плохой видимости мы держались, как говорят, «крыло в крыло». Приблизились к объекту – аэродрому в районе Юхнова. Когда стали заходить на цель, которой не было видно, командир дал правый разворот. И я оказался в опасной зоне, потому что высота была 25-50 метров над лесом. Резко взял ручку на себя. Потерял скорость и стал мишенью для обстрела. Я видел, как снаряды летели в мотор, он загорелся, но сменить положение в воздухе не мог, огонь стал поступать в кабину. Цель была под нами, я успел сбросить бомбы и сделал очередь из пулеметов. Самолет стал гореть, скорость совсем упала, Ил-2 рухнул в лес.
Что было дальше, не помню. Пришел в себя и услышал голоса людей (обрадовался, что дотянул до своих). Но оказалось, что это немцы.
И пошло-поехало: лагеря, пытки, унижения, голод, холод (всю зиму были под открытым небом). Проболел тифом, дизентерией и напоследок туберкулезом. Находился в лагере, где комплектовали для отправки в крематорий, но судьба мне помогла. Бежал из Бохольта в Эссен и попал в американскую зону. В плену было мучительно, надо мной издевались, пытали, но Родину не продал».
Обстановка на фронте в день падения самолета 14 сентября 1941 года. Немецкие танковые и механизированные соединения рвались к Москве. Полным ходом шла операция «Тайфун». Бои в воздухе отличались исключительным упорством. Особенно активно действовали немецкая истребительная авиация и зенитная артиллерия. Прикрытие армейских группировок и мотомехколонн вермахта малокалиберной зенитной артиллерией, обеспечивавшей поражаемость низколетящих самолетов, значительно усилилось.
Согласно трофейным документам «стандартное» зенитное прикрытие немецкой мотомехдивизии включало дивизион зенитных автоматов и штатную батарею. В голове и  хвосте колонны было до 60-70 ручных пулеметов для стрельбы по низколетящим советским штурмовикам.
Из-за отсутствия опыта действий по целям, сильно прикрытым зенитными средствами, бронированные штурмовики Ил-2 практически в каждом боевом вылете несли потери и получали многочисленные повреждения.
Но и в этих сложнейших условиях летчикам-штурмовикам Красной Армии удавалось наносить противнику вполне ощутимый урон. Ценой огромных усилий, не щадя жизни, они приближали победу.